Злокачественный нейролептический синдром или почему надо соблюдать сроки осмотров

Ночь выдалась странной. Сначала позвонила женщина. Не очень было понятно, что она хотела. Ночные звонки редко когда бывают с реальным каким-то смыслом. Если пациент не находится  на  терапии, то звонят вот так, когда или сами не очень понимают что хотят или имеют совсем уж какие-то экзотические желания. В данном случаи у меня пытались что-то выяснить про препараты. Понятно, что надо смотреть…., «нет, но вы скажите». Еле отбилась. Тетушка похоже обиделась.

Второй звонок прозвучал примерно через 30 минут.

- Доктор,  мы вызывали вас полгода назад.

Честно, говоря «одноразовых», тех  кто считает, что «доктор пусть назначит, а далее мы сами» сильно не люблю. Самый противный контингент -  сил на них затрачивается много, результат в итоге нулевой. Ну не терпит деменция шапкозакидательского отношения.  «Сами» свои тойоты чинить не пробуют, тащат в автосервис, а старичков берутся. Так было и здесь.

- Было все хорошо,  а сейчас он не встает.

-  А от меня вы что хотите ? Я вас если честно и не помню.

- Ну вы же лечили…

-  Всех кого я лечу я помню более чем. А вот вас на терапии не помню. Когда вы были последний раз ?

- Ой, не помню, полгода где-то назад.

- У кого все это время наблюдались ?

- «*****», там дешевле.

Была названа широко рекламирующая себя в интернете клиника.

- Так а зачем тогда ко мне ?

- Ну вы же помогли тогда.

- Понятно. Т.е., как стал лежачим-  разгребать мне ? Нет так не пойдет. К своему лечащему врачу.  С ним и разбираться – почему дедушка вдруг перестал ходить.

История  в итоге закончилась плохо.  Антипсихотики – это серьезно, они не прощают легкомыслия. К сожалению, неврологические побочные эффекты не всегда  наступают сразу. Они вполне могут проявиться и через месяц и через 2 и через полгода и через год и через 10  лет. В какой момент они появятся не знает ни кто. При благополучном стечении обстоятельств пациенты перестают ходить,  при неблагополучном – реально умирают.

Выделяют 3 группы побочных неврологических эффектов антипсихотиков:

1.     Злокачественный нейролептический синдром. От него реально умереть. Активно проявляется первые 2 месяца от начала антипсихотической терапии, каждым новым препаратом.

2.     Лекарственный паркинсонизм – самая частая причина, почему пациенты перестают ходить. Если во время отследить – реально во время начать лечить и высока вероятность, что пациент все же будет ходить.

3.     Дисикинезии. Одна  из самых ярких – оробукальная дискинезия. Кто видел у своих пациентов вряд ли забудет. Не редко из-за нее пациенты не могут кушать, глотать, говорить и так далее. Терапии почти не поддается. Но если вовремя заметить, можно оттянуть развитие.

Вернемся к дедушке.  В  итоге я его все же посмотрела. В принципе ни чего удивительного не было – лекарственный паркинсонизм + бульбарные расстройства + присоединившаяся пневмония. Так как пациенты наши особенные,  то даже  такие ну совсем не психиатрические вещи, как пневмонии диагносцируются плохо, все списывается на деменцию.

В данном конкретном случаи , дочка еще вдобавок лукавила –  они не  наблюдались . Раз в полгода осмотр психиатра, это не о чем с таким пациентом. Лекарства она сама давала, объяснив, что «по инструкции же».

Дедушка в итоге умер. Не помогла ни реанимация вызванная мной  на  всю эту беду,  ни попытки стационара лечить хорошими, дорогими, современными антибиотиками «убивающими все живое».

Вторая история про побочные эффекты антипсихотиков будет с хорошим концом. Жила пожилая женщина. Все в целом было хорошо, сама ходила в магазин, покупала продукты, готовила, убиралась. Единственный сын проживал  отдельно. Навещал маму раз в неделю и в целом всех  и все устраивало. Постепенно сын стал замечать, что мама «сдает», то свет забудет выключить, то уже сериалы не так интересны,  то с телефоном ерунда какая-то приключится – что-то на нажимает и аппарат не работает. А тут еще мама стала говорить, что приходит кто-то. Сын испугался, ну мало ли мошенников, может у одинокой женщины квартиру хотят отнять, не знают, что у нее сын есть. Да и в квартире стал появляться ранее не свойственный бардачок.

В общем сын поставил видеокамеру. Увиденное повергло его в шок. Ночью бабушка не спала, дергала ручку двери, с кем-то невидимым разговаривала, выкидывала вещи из шкафов. Днем дрыхла, потом ближе к вечеру просыпалась и начинала как могла наводить порядок. В общем сынок обратился в районное ПНД. Участковый психиатр был сед, стар и по своему  мудр. Зачем заниматься глупостями ? Деменция не лечится. Какие такие акатинолы и атипики ? Глупости все это. Вот вам хлорпротиксен и думайте куда ее определять. Нередко доктора соответствующих   заведений получают не большую денежку за рекомендацию конкретного пансионата. В общем дал доктор телефончик, мол «подлечат». Всю прекрасную эпопею описывать не буду. В итоге бабулечка оказалась вновь дома, в пансионате сказали «забирайте на фиг, умирает». При осмотре Вера Николаевна лежала на спине, дышала широко открытым ртом, на осмотр почти не реагировала, попытка ее посадить успехом не увенчалась. Меряем температуру 37,2С. Воду не глотает, но взглядом не много за мной все же следит. Ригидность затылочных мышц, пластический тонус , но не ярко выраженный. Спрашиваю сына:

- Какие лекарства даете ?

-  Вот – хлорпротиксен, галоперидол…

-  Сегодня давали ?

- Да, она без  них совсем не спит. Она же умрет без сна.  

Не стала я объяснять сыну, что Веру Николаевну антипсихотики уже почти отправили.  Пишу направление на госпитализацию. Диагноз : Злокачественный нейролептический синдром. Скорая больную госпитализировала. В итоге 3 дня в отделении реанимации, потом отделение неврологии. Через неделю лечащий врач сказал сыну «забирайте». С сыном  договорились, что как бабушку заберут из больницы он мне позвонит и мы ее посмотрим.

Вера Николаевна сидела  на кровати и уплетала что-то из пластикового лоточка. Сын смущаясь пояснил:

- Жена приготовила. Она раньше  очень любила.

-  Уже хорошо.

Посмотрели выписки. В больнице диагноз подтвердили.  Объяснила сыну, что бабушке можно из лекарств, а чего нельзя. Договорились, что Вера  Николаевна будет жить с сиделкой. Препараты подбирали долго. Вера Николаевна много на что давала побочные эффекты. Но сын уже наученный горьким опытом, чуть что не много не так – сразу звонил и сроки осмотров соблюдал не просто идеально, а «гонял» меня. Рискнула бы я у него не прейти в назначенный день или отложить…. В итоге примерно через месяц состояние стабилизировалось, схема через 1,5 устоялась. Сейчас с верой Николаевной мы видимся 1 раз в месяц. Все в целом  не плохо.

Узнайте все о вызове психиатра на дом!!!